Расстановка политических сил в стране весной 1917 г.

В течение марта возникло три самостоятельных социально разнородных потока - буржуазно-помещичий, центристский и леворадикальный. Политическая обстановка в стране заметно осложнилась. Главная коллизия революции - борьба между крайними полюсами — дополнилась противоречиями внутри демократии. Раскол народного фронта повлек серьезные политические последствия, чреватые для судеб революции и страны в целом. Действия хорошо организованных противоборствовавших сил в условиях слабого аппарата управления повышали шансы каждой из них на захват власти. Сложившаяся ситуация благоприятствовала возникновению диктаторского режима.

2. Трансформация власти и установление диктатуры Временного правительства

Общественное мнение склонялось к мысли о том, что раньше всего диктатура могла появиться в буржуазно-помещичьем стане.

Крупные собственники уже тогда располагали большими богатствами и в обстановке общественных потрясений и разновластия легко могли пойти на применение вооруженных средств для самосохранения. Эта опасность усиливалась вследствие отсутствия опоры в массах и ухудшения жизненного уровня народа. К слову сказать, в буржуазно-помещичьем стане уже в конце февраля 1917 г. обсуждаласьидея установления военной диктатуры. Ее высказал депутат Государственной думы Н.В.Некрасов. Он считал, что в тех условиях можно было овладеть ситуацией, лишь вручив всю полноту власти известному в стране генералу. В качестве такого диктатора он назвал начальника Главного артиллерийского управления А.А.Маниковского. Предложение Некрасова тогда не прошло; депутаты Думы решили вопрос о власти цивилизованным путем. Они поручили совету старейшин сформировать из думцев временный комитет, который и дал России Временное правительство. Идея о диктатуре вынашивалась в правом лагере в течение всего 1917г. Один из лидеров эсеров В.М.Чернов свидетельствовал, что в буржуазно-помещичьем стане было немало влиятельных лиц, «мечтавших о военной диктатуре, о генерале на белом коне».

Буржуазно-помещичий лагерь являлся реальным, но не единственным источником диктатуры. Прогрессирующее ухудшение жизни народа и обострение социальных противоречий, все более очевидный провал программы, выдвинутой революцией, создавали предпосылки для возникновения диктатуры и в леворадикальном стане. Они заметно возросли после того, как идейными вождями рабочих и солдат стали большевики. Установление диктатуры доказывалось ими теоретически и входило в программу РСДРП(б) как одно из важнейших требований. Да и сами рабочие не возражали против такой формы власти, поскольку им терять было нечего, и они готовы были идти на все, в том числе и на диктатуру, лишь бы поправить свое бедственное положение.



Угроза демократии исходила не только из диаметрально противоположных станов: буржуазно-помещичьего и леворадикального. Как это ни парадоксально, диктатуру мог породить и собственно демократический лагерь. По существу, эта часть общества менее других была заинтересована в таком исходе. Средние слои населения имели известный материальный достаток; в ходе революции они получили политические права, свободу предпринимательства, официальные заверения в незыблемости частной собственности на средства производства. Более того, они были искренне заинтересованы в стабилизации обстановки, в наведении порядка и обеспечении безопасности, в укреплении правового государства. Тем не менее как раз в этой среде и появилась тяга к режиму единоличной власти, но не в виде жесткой, строго централизованной системы правления с максимальным ограничением прав человека и даже исключением из политики целых слоев населения, а в виде неограниченной власти личности, опиравшейся на мобильный административный аппарат и политическую и социальную демагогию. Случилось так, что в конечном счете носителем такой власти оказался А.Ф.Керенский, в прошлом известный адвокат, разделявший взгляды партии эсеров.


Местное управление

Сползанию общества к диктатуре способствовала также слабость местной власти. В условиях революции власть на местах находилась в подвижном, переходном состоянии. За нее боролись самые различные организации и учреждения: общественные исполнительные комитеты, комиссары Временного правительства, советы, городские думы, земские управы и т.д. В одних губерниях было полное безвластие, в других — власть оказывалась в ведении какого-либо одного органа, в третьих — двоевластие, в четвертых — троевластие, а в пятых - претендентов на власть было столько, сколько более или менее активно действовало организаций и учреждений. Однако наиболее реальными претендентами на местную власть весной 1917 г. оказались общественные исполнительные комитеты, институт комиссаров Временного правительства и советы.



Первое время власть на местах имелиобщественные исполнительные комитеты. Они возникли раньше других организаций и учреждений и действовали на губернском, уездном, волостном и даже сельском уровнях. По сведениям МВД тогда было 79 губернских и областных, 651 уездный и более 9000 волостных комитетов. По своей массовости и универсальности с общественными исполнительными комитетами не могла сравниться ни одна существовавшая тогда управленческая структура: земства действовали в губернских и уездных центрах европейской части России, думы — в городах, советы — в городах и рабочих поселках. Общественные исполнительные комитеты были олицетворением наибольшей активности народа, инструментом, организационно оформившим движение масс. Более того, комитеты являлись адекватным выражением демократического потенциала российского общества и народного характера Февральской революции. К тому же ни один другой общественно-политический институт, действовавший весной 1917 г., не мог сравниться с комитетами по широте представительства. В них входили делегаты и от леворадикального, и от буржуазно-помещичьего лагерей, хотя главной политической фигурой оставались посланцы самого массового центристского лагеря.

Общественные исполнительные комитеты уже в момент своего организационного оформления заявляли о том, что берут власть в свои руки. И эту власть признали все, кроме Временного правительства. Оно отнесло их к обычным общественным организациям и тем самым лишило комитеты правового оформления и финансовой поддержки. Самый массовый институт народной власти, каким были тогда общественные исполнительные комитеты, остался без общегосударственного центра.

Одновременно с комитетами возникли и действовалиСоветы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Всего в стране весной 1917 г. их было свыше 700. Они оказались на левом фланге революционного потока и представляли интересы самой радикальной части общества. Советы и общественные исполнительные комитеты находились в разных, но непосредственно соприкасавшихся политических станах: первые представляли леворадикальный, а вторые — центристский лагерь. Более того, вначале они входили в единый народный фронт. Их сотрудничеству способствовал целый ряд весьма важных обстоятельств. Оба института возникли в условиях высшего социального напряжения и были созданы творчеством народных масс. Они имели схожую структуру - пленарные собрания, исполнительные комитеты (или бюро), президиумы, отделы, комиссии. И советы, и комитеты легко принимали постановления, но с трудом проводили их в жизнь, поскольку не имели более или менее отлаженного исполнительного аппарата. И советы, и комитеты оказались в одинаково сложном финансовом положении, так как правительство отказалось взять их на счет Государственного казначейства.


pyat-principov-neobhodimih-dlya-uspeshnogo-upravleniya.html
pyat-shagov-k-sozdaniyu-tvorcheskoj-mechti.html
    PR.RU™